Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

maruse4kin

#Розывмоёмсаду

Gloire de Dijon 

Jacotot Франция, 1850

Если бы кроме обычного путеводителя, который предлагает классические маршруты Дижона, был путеводитель по маленьким садикам, принадлежащим обычным горожанам, в нём непременно бы фигурировала роза, которую дижонцы любят, как любят королей и королев – с придыханием, почтением и реверансами. Это роза Gloire de Dijon (Jacotot Франция, 1850) или, в переводе на русский, Слава Дижону.

Роза является потомком Souvenir de la Malmaison , похожа на неё сложением лепестков, но имеет индивидуальный сильный аромат, плети до 5 метров, персиковый цвет и сакральное значение. Точно такое же, как книга в соборе Нотр Дам, куда записываются просьбы к Леди Надежде - деревянной скульптуре «Черной мадонны». Разница только в способах передачи желания. Сорвав цветок, нужно повторить желание столько раз, сколько в розе лепестков, и развеять лепестки по ветру.
Согласитесь, по крайней мере, странно иметь собственный розарий и не иметь розы, исполняющей желания. Даже, если это всего лишь поверье, эффекта плацебо никто не отменял.)

Дэвид Остин, очень ценивший Gloire de Dijon описывал её так: 

Привлекательные, аккуратно сформированные розетки среднего размера в оттенках светящегося абрикоса. Аромат в традициях чайной розы. Присутствует сильный, восхитительно свежий аромат, развивающий прохладный лимонный характер по мере развития цветов. Многочисленные вертикальные, сильные побеги от основания. Дэвид Остин, 1989.

maruse4kin

Египетские дневники



печатается в сокращённом варианте


14 апреля

Минимализм - хит сезона

Держите меня сто китайцев, сбылась моя мечта. Солнце, море, лежак и трехразовое питание. Питания можно и больше, но больше не лезет. И лежаков бы побольше, но не дают. Если бы Вовка не подсуетился, сидеть бы мне на голом песке и на солнцепёке. Пока я в номере разыскивала упакованные в недрах чемодана флаконы с солнцезащитным кремом, муж свистнул у зазевавшихся итальянцев лежаки и даже внедрился в тень от пляжного зонта. В той же тени на ветру полоскались пара раздельных купальников устрашающего размера.

- Кажется, вопрос с купальником решен, - намекает Вовка на моё нытьё по поводу забытых дома принадлежностей.

С лежака подпрыгивает дама в огромных, как халахупы, очках, испуганно сдергивает купальники и прячет их в объемистой сумке.

- Ничего-ничего – говорит Вовка, обращаясь к даме, – Очень эстетично.
- Дурак, – говорю я - Эстетика в минимализме! – и стягиваю сарафан, под которым из одежды только солнцезащитный крем.



15 апреля

Где я?

За буйками встретила группу российских туристов. Их привез катер для обучения снорклингу. Группа, разбросанная по акватории, торчала на поверхности трубками и попами. Белозубый мускулистый араб поочередно подплывал к каждому пловцу и азартно хлопал по заднице: «Погружаемся! Погружаемся! Мурены, скаты, барракуды!»

Оптимист. Я плавала уже час, кроме пузатой мелочи – никого, и мертвые кораллы.
Рядом всплыла дама, выплюнула трубку и спросила:
- Где я?
- В Египте, - уверенно ответила я.
- А точнее?
- Точнее не скажешь, со всех сторон - Египет.

К нам подплыл белозубый араб и поинтересовался:
- Вам плохо?
- Мне хорошо – закатывая глаза, прошептала дама, - ведь это Египет?
- Египет, Египет! – согласился тренер – Со всех сторон – Египет!
И поплыл в сторону горизонта. За ним, сверкнув пяткой, отбыла дама.

- Маруся! Ты где была? – встревожено спросил Вовка на берегу.
- В Египте, милый – обессиленно волоча за собой ласты, ответила я.Collapse )
maruse4kin

Сон в летнюю ночь

Послеполуденные часы можно было бы посвятить чтению в кружевной тени сливовых деревьев, будь она – эта тень. Но сегодня ни солнца, ни тени. Серые мокрые облака занавесили чистую синеву неба и погасили яркий цвет комнатных обоев, да так, что кажется вполне разумным лечь поспать часиков шестьсот. При условии, конечно, чтобы никто не будил и не напоминал об обязанностях, в том числе и супружеских – накормить, обиходить, выгулять. В сладких снах можно было бы увидеть намек на будущие события, ибо все картины – страшные и не очень, райские и созерцательные – есть некий знак, знак свыше, сигнал подсознания, которое бывает гораздо мудрее и знает о жизни больше, чем знаю я.
Остается распознать. Проснись, вспомни и распознай – делов – то на пять копеек.

Вот, к примеру, давеча сон был про замок.
На берегу моря - океяна стоит замок, сложенный из неотесанных камней – высокий-высокий. Задерешь голову, а в черном небе зубчатые стены упираются в стремительно пролетающие облака. О подножие замка бьются волны – шторм нешуточный с белой пеной, брызгающей и вскипающей, словно шампанское. На камнях остаются водоросли – увиваются плющом, разрастаются, тянутся вверх, сплетаясь в тугие лианы, но набегает волна, и стена остается гладкой и блестящей – лунные капли рассыпаются серебром по темному булыжнику и исчезают.
Уж как я попадаю внутрь замка – сказать сложно, только попадаю. И я ли это? Но, если не я – то кто же все это видит?
А на площади толпа людей в странных одеждах – то ли тоги греческие, то ли одеяния буддийских монахов – не поймешь в темноте. Однако, народ что-то бурно обсуждает, поднимая пики, и вдруг все разом падают на колени – вся площадь в коленопреклоненных людях – согнулись, поникли, и торжественная музыка, провозглашающая прибытие королевствующей особы наполняет каждого ответственностью момента, его исторической значимостью. Все до единого понимают, что вот – вот, именно сейчас решится то, по поводу чего они так долго здесь находятся. Я слышу музыку и слышу речь. И я понимаю. Или все же не я?
Пробираясь за колоннадой, я, прячась и пригибаясь, чтобы не увидела охрана – а она есть – точно есть – пытаюсь увидеть ту самую королевствующую особу, но, куда там… И я понимаю, что увидеть мне не удастся, ибо я чужая на этой площади, а видеть могут только те, кто приближен и посвящен. А я из другого мира. И с пониманием и разочарованием одновременно все исчезает, остается лишь булыжная мостовая – мокрая, с морями луж, отражающих много лун – в каждой луже своя луна. И звезды – маленькие, мерцающие, как спичечный огонек на ветру. Оказывается, прошел дождь. Когда? А я стою на сухом островке посреди площади и жду продолжения.
Или не я?

Сигнал получен. Даже не один. Сон, как кинофильм, прокрутил финальную сцену с одинокой фигурой посреди площади и оставил кучу вопросов. Откуда замок? Откуда люди? Что за королевствующая особа? Откуда торжественная музыка – нереальная, гармоничная, распирающая диафрагму до глубочайшего вздоха? И куда все исчезли?
А раз есть вопросы, есть и ответы. Только их надо найти.

Серый день закончится темным вечером. Он наступит быстро, потому что скоро август, а с приходом августа кончается лето, то лето, когда видишь сны, как кинофильмы, где море, замки, дожди и луна.
И звезды.
maruse4kin

Грузинский домовой

Все никак не дойдут руки до сайта, который до сих пор до на так называемой "доработке". Потому сегодня, в связи с тем, что katechkina затеяла опрос на предмет необычных явлений, выкладываю рассказ в дневник. Рассказ длинный, почти на 40 тыс. знаков, так что убираю под кат. Итак:

ГРУЗИНСКИЙ ДОМОВОЙ


Нравится мне Грузия. Хотя… не совсем так. Нравилась – так будет точнее. Давно я там не была. И, поверьте, на то существуют весьма уважительные причины.


Collapse )