Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

хмурик

Про детей и матерей

Поскольку уважаемая hildegart замок на свой пост не ставила, не поленитесь, пройдите по ссылке http://hildegart.livejournal.com/125882.html?view=5980346&style=mine#t5980346

Чудовищная история.
Я оставила там комментарий, но, боюсь, найти его там будет сложно - очень много людей пытаются разобраться в нетипичной ситуации.
Ну, а коммент, собссно, вот:Collapse )
maruse4kin

Пожитки в коробке

Вспомните кадры западных фильмов: увольнение сотрудника, как правило, сопровождает наличие небольшой коробки, в которую складываются пожитки. Пожитки, прямо скажем, небогатые: пудреница, пара книжек формата poket-book, фотография (любимого/ любимой/ счастливых детишек) в рамочке и, пожалуй, все. При этом неважно, сколько данный сотрудник проработал в данном месте – один месяц испытательного срока или всю свою сознательную жизнь.
А ведь человек обрастает вещами очень быстро… Целый день в зимних сапогах при температуре в помещении около 30 ведь не просидишь? Не просидишь… Следовательно, нужна сменная обувь. Колготки рвутся в неподходящий момент? Рвутся. Следовательно, в столе торчит упаковка целых. Нет, я не говорю, о забытых засохших бутербродах и понадкусанных печений – боже сохрани- хотя и такие вещи встречаются… Но журналы, книги по теме и не очень, куча мелочевки, которую дарили сотрудники в связи с каким бы то ни было событием, карандаши, фломастеры, степлеры, упаковки бумажных носовых платочков, рецепты вкусностей, косметика, лак для ногтей, растворитель и т.д. и т.д. – все это есть. Три ящика в столе, и все забиты…

После неожиданного ухода одного из сотрудников, вновь нанятый стал разбирать завалы в столе. По ходу дела обнаружились книги детской тематики, пиво Жигулевское в количестве одной бутылки, початая пачка крекеров, визитницы с визитками, открывашка, использованные зажигалки, дырявые носки, ярко-красная губная помада, пластиковые коробочки из-под салатов, использованные одноразовые стаканчики и презерватив. Целый, в упаковке…

Соединив воедино все нашедшиеся предметы, народ вынес вердикт: «А Серега-то был голубым!»…
Видимо, решающую роль сыграла помада…)))))

Уходя с фирмы навсегда, первым делом я вычистила компьютер. Потом весь стол. Правда, пресловутой коробочки мне не хватило… Просто потому, что человеку свойственно обрастать вещами, если работу считать своим вторым домом…
maruse4kin

Про "варежку"

Еще в прошлом веке, т.е. в давние совковые времена работала я в одном из НИИ. Институт был всесоюзного значения, и во времена Иосифа Виссарионыча даже режимный. Попасть в него было достаточно сложно – либо рука волосатая должна была быть, либо диплом соответствующий. С «рукой» мне никогда не везло, а посему попала я в институт исключительно по второй причине и аккурат по специальности, которую вдалбливали последние года три учебы (или два?). Коллектив отдела, где мне предстояло работать энное количество лет, встретил меня без лишних сантиментов:
- Партийная? – это был первый вопрос, заданный высоким мужиком в годах. (Тогда мне казалось, что 36 лет – это почти пенсия, древняя рухлядь))). Я отрицательно замотала головой.
- А дети есть? – задал он вопрос намба ту.
-Ага! – с готовностью ответила я.
-Замечательно! – резюмировал мужик и отправился по своим делам.
Весть о беспартийной девушке с ребенком мгновенно разнеслась по 13 этажу двадцатисемиэтажного здания.
- Значицца так, милая, - взяла меня в оборот, как потом выяснилось, дама, всецело принадлежавшая таинственной организации по имени «Профком» - загранка тебе не светит. Так что варежку закрой сразу, пока муха не влетела.
- Почему? – наивно спросила я.
-По кочану…
Варежка закрылась и открылась снова, когда в оборот меня взял товарищ значительно моложе первого:
- Комсомольскую работу в институте вела?
- Вела! – с готовностью отрапортовала я – Культмассовый сектор!
- Понятно. Не идеолог. Очень хорошо.
-Варежку захлопни – сказала мне потом комсомольская организация – Турпоездки за бугор тебе тоже не светят.
- Почему? – наивно спросила я.
- По кочану…

Недавно позвонила в институт узнать как и что, а мне незнакомый женский голос отвечает:
- А таких здесь нет. И института не существует.
- Почему? – наивно спросила я.
- По кочану…

Ну я варежку и разинула…
maruse4kin

вспомнилось...

- Я совершенно с тобой согласна, - сказала Герцогиня.


- А мораль отсюда такова: всякому овощу свое время.


Или, хочешь, я это сформулирую попроще:


никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе,


чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть.


 


(Л. Кэрролл  «Алиса в стране чудес)


 


Что-то вспомнилось. 


Нарисовался хмурый осенний день парка с широкими аллеями – так и вижу  ленту серого, засыпанного листьями асфальта, аккуратные липы по бокам и синие скамейки. Аллея пуста, так пуста, что я невольно отмечаю эту удивительную пустоту – по идее днем в парке должны бегать дети, шуршать колесами велосипеды, перекликаться бабушки: «Мишенька, деточка! Брось эту бяку! Запомни, что с пола поднимать ничего нельзя! Ни-че-го!», и на скамейках должны сидеть мамаши с колясками, как правило, по двое,  ибо одной гулять скучно, а вдвоем в самый раз – и обсудить «вчерашние газики», и поздний приход мужа, посетовать на детскую поликлинику и отсутствие денег. Странно, что нет пенсионеров с разложенной шахматной доской и газетой «Труд»: «Ну, куда тебя,  Петр Иваныч, несет? Кто ж так  ладью подставляет? – « Не суйся! Ты еще меня в маразме обвини! Ты  под стол пешком ходил, когда я  в шахматы сражался!»  А еще странно, что нет собачников – уж этих-то встретишь всегда,  везде и в любую погоду! Подбежит игривый сеттер, посмотрит умными глазами, гавкнет, мол, побежали играть!, отпрыгнет в сторону, и иноходью по газону, да все оглядывается – бежишь за ним или отстала. А ты улыбаешься во весь рот: «Глупыш, ну, куда мне, взрослой тетке с тобой тягаться? Где твой хозяин?» А хозяин с виноватым видом: «Извините, девушка. Он еще молодой – на игры тянет. А Вы, я вижу, собак не боитесь?» А еще нет – совсем нет – влюбленных парочек. Я понимаю, что для них самое время – сумеречное время, время уединения, когда ни один ребенок не выкрикнет нахальное: «Тили-тили тесто, жених и невеста!», когда можно брести рядышком, держась за руки, и молчать, потому что разговаривают сердца – и этого достаточно.


Шуршат листья,  белеют расчерченные мелом «классики» - по клеткам прыгают  воробьи, не заботясь точными попаданиями в середину - я вышагиваю по пустой аллее и думаю, что это даже хорошо – не только видеть пустоту, но и чувствовать. Пустота – это не вакуум, это не одиночество, потому что вакуум – это отсутствие жизни, а одиночество –  её подобие. Пустота – преддверие наполнения звуками, красками и событиями. Пустота – момент осмысления прошлого и будущего, точка отсчета твоего завтра…


И от этого легко и светло.