Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

Categories:

Апельсины цвета беж

57,54 КБ

Am Dm
У окна стою я, как y холста:
E Am
Ах, какая за окном кpасота,
Dm
Бyдто кто-то пеpепyтал цвета,
G C
Тpетьяковкy и Манеж...
A7 Dm |
А над Москвой гоpит зеленый восход, |2
Am |
А по мостy идет оpанжевый кот, |Р
E |А
И лоточник y метpо пpодает (во дает!) |З
Am (пpи повтоpе - A7)|А
Апельсины цвета беж. |


Я не знаю, почему мне вдруг вспомнилась эта песня. Сначала просто выплыла строчка «Апельсины цвета беж», и подумалось, какое интересное название для рассказа, и тут же унылое – раз целой строкой пришло – увы, не оригинально, где-то это было. Но где?
Ну, как же! Филатовское! Это же песня, которую пели в малогабаритных кухнях, как образец народного творчества – вот такой абстракционизм, некая безыскусность, наивность, радость каждого дня и чертовски хорошее настроение. Просто так. Потому, что живы, потому что есть Москва, восход, коты и мосты.

…С Витькой Дурициным свел случай – мне непременно нужно было залитовать тексты песен. К тому времени Москва была переполнена неформальными объединениями КСП (клуб самодеятельной песни), и толпы бардов выплескивали творческую энергию на многочисленных концертах на сценах клубов, заводов и институтов. И, тем не менее, сцен не хватало. Все жаждали публики, оваций и славы. Однако, без залитованных текстов на сцену вход был запрещен. Чтобы залитовать текст, нужны были связи. Ведь залитованный текст – это то, чем можно было потрясти перед носом организаторов концерта, мол, это не просто отсебятина, а идеологически выверенный текст морально устойчивого и подкованного, в смысле марксистко-ленинских учений, человека. Стихи ложились на стол цензора, потом отправлялись к редактору, который изучал их на предмет несуразности. «Любовь-морковь» - шла на «ура», «метель-капель»- тоже, а вот «Родина – уродина» - ни в какую, впрочем, так же, как и «апельсины цвета беж». Апельсины, простите, оранжевого цвета, с какого бодуна вам привиделся беж?
А Витька, работая на Мосфильме и имея корочки творческого работника, мог поспособствовать литованию всего, что угодно. Ну, почти всего. Это – во-первых. Во-вторых, он жил в коммуналке в центре Москвы - аккурат напротив здания ТАСС – и организовывал концерты бардов на своей жилплощади. В третьих, залитованные тексты на его концертной площадке не были нужны – пой то, что сочтешь нужным, кроме, конечно, «Родина – уродина» - нашпигованный аппаратурой ТАСС не дремал, как, впрочем, и соседи.
Мы засиживались до утра, стараясь особо не шуметь, коллективно сочиняли стихи, тут же писали музыку, и полные свежих впечатлений, горохом скатывались с пятого этажа, сопровождаемые многоголосным мяуканьем сорока кошек, живших за дверью бабульки напротив. На улице мы задирали головы и наблюдали за потугами животных, пытающихся вылезти из-за забранного решеткой окна на воздух. Кошки гроздьями висели на прутьях и орали. А мы, постояв с разинутыми ртами, шли к метро.
В умытых троллейбусах отражались лучи восходящего солнца, дворник в белом фартуке мел Никитский бульвар, и редкие прохожие улыбались, увидев толпу молодежи, распевающей

А в тpоллейбyсе меpцает окно,
Пpосто, знаете, цветное кино,
До чего же это, бpатцы, смешно -
Hе yзнать пpивычный миp!..
А этот негp из далекой стpаны
Он так стесняется своей белизны,
И pyбают pядом с ним пацаны (а это мы!)
Фиолетовый пломбиp.

И качает головой постовой,
Он сегодня огоpошен Москвой,
Hи чеpта он не поймет, сам не свой,
Точно pыба на мели.
А я по yлицам бегy, хохочy,
А мне любые чyдеса по плечy,
Фонаpи свисают - ешь не хочy! - (а я хочy!)
Как бананы в Сомали.

Не знаю, почему мне вдруг вспомнились эти бежевые апельсины. Наверное, в связи с тем, что я доказывала своей читательнице, мол, пока есть молодость, силы и здоровье, нужно идти к людям, у которых есть цель, пусть и такая наивная, как авторская песня. И если в песне будут оранжевые коты и бежевые апельсины – неважно, важно то, что вы не одиноки. Ведь, говорят, и Филатов писал эти стихи в коллективе, сидя в чьей-то малогабаритной кухне.

Апельсины цвета беж…
Надо же!

57,25 КБ

Художник Сергей Волков. Серия "Нарисованная Москва"
Первая картина - Остоженка
Вторая - Коптевский рынок. Родные пенаты, так сказать.)
Tags: сто лет назад
Subscribe

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…