Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

"НЕПРАВИЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД"

138,79 КБ Долг путешественника велит рассказать одну поучительную историю, приключившуюся со мной на одном из затерянных островов в Индийском океане.

Нет ничего особенного в том, что я оказался на острове в поисках чаванпраши – сбора целебных трав и минералов, сумевших помочь однажды некоему человеку, почувствовавшему приближение старости. В соответствии с легендой, Чьяван – именно так звали старика – обратился к врачам, практикующим аюрведу. Те, исследовав его жизненный путь и убедившись в праведности и добродетели, даровали ему рецепт эликсира молодости. Старик, сбегав в джунгли, быстренько раздобыл все составляющие чудодейственного эликсира, и, приготовив его в соответствии со всеми канонами аюрведы, пил отвар сто восемь дней в течение трех лет. Говорят, после этого Чьяван прожил еще тысячу лет и отправился на небеса только потому, что ему все до смерти надоело. Я его понимаю – сидеть целую вечность в джунглях без особого комфорта среди обезьян, крокодилов, ползающих и летающих кровососущих – радости мало. Я бы, к примеру, не выдержал. То ли дело двадцать первый век!

Но и наш век, оснащенный так, что пару десятилетий назад было совершенно немыслимо, приносит сюрпризы, случающиеся исключительно из-за собственного невежества. И языкового тоже, ибо здесь совершенно неуместна пословица «многие знания – многие печали», гораздо уместнее знать кое-какие тонкости, присущие разным наречиям.


Так или иначе, но я оказался на острове посреди океана. Бирюзовые волны мерно накатывали на белый песок. По ночам ярко светила Венера, серпик луны медленно обходил небосклон, а утром вставало слепящее солнце, поднимая на крыло многочисленных птиц. Где-то трубили слоны, вздыхали буйволы и сороками трещали обезьяны.
Я поселился в недорогом отеле, зная, что и за небольшие деньги смогу получить еду и горячую воду. Доброжелательный народ с охотой указал местность, где жили люди, собиравшие травы. Не раздумывая, я отправился в путь.

В деревне, возле зеленых и сочных рисовых плантаций, где босые дети кареглазо рассматривали меня, будто в зоопарке, совершенно не обращая внимания на заклинателя змей, устроившегося со своей флейтой прямо на площади, я увидел странного, почти обнаженного человека. Лохмотья, напоминавшие скорее разодранный невод, нежели одежду, болтались на его худом теле и едва прикрывали естество, скрываемое цивилизованными мужчинами. Человек то читал мантры*, то вдруг хватал за руку первого попавшегося и проделывал фокусы, обвязывая своим естеством придорожный камень и раскручивая его, словно пращу*, потом брал горячие угольки и прижигал. Право, видеть демонстрацию столь небрежного отношения к самому драгоценному, что есть у мужчины, было, мягко говоря, удивительно. Любопытство, замешанное на чувстве жалости, взяло вверх, - я подошел к нему и протянул рисовую лепешку.
Человек в благородном поклоне аккуратно взял еду и одарил меня беззубой улыбкой.
- Ты болен? – на всякий случай спросил я и шагнул назад.
- Нет, - смиренно ответил человек, - Я – сатху*.
- Сатху – значит, здоров? – уточнил я.
- Я – никто и ничто. Я – потерявший жену, а, значит, никто и ничто, - нараспев, заученной мантрой повторил человек.
- Все равно, нельзя так обращаться с… - я указал взглядом на то, что только что служило ему веревкой, и укоризненно покачал головой.
- Ничего нет, меня нет, жены нет. Зачем мне «ничего», если я обет дал, - он положил лепешку на землю и снова потянулся к камню. - Я должен. Она следит за мной.
- Кто?
Ненормальность какая-то. Явно больной человек. Что значит - «ничего нет»? Вон, стоит, живехонький…
- Жена. Она живет в храме – там… и наблюдает за мной – уточнил сатху, неопределенно взмахнув рукой, и снова принялся читать мантру.

Я огляделся. По зеленой,нарезанной на лоскуты плантации, медленно передвигались женщины с торбами на спинах. Узкая дорога, петляя, вела к группе тембили - кокосовых пальм с желто-оранжевыми плодами. Огромные ветви, как опахала, мерно покачивались, заслоняя нижние ярусы бананов и ананасов. Из рощи доносились крики летучих лисиц. Храма не было.
- Эй! – я коснулся плеча сатху – Где храм?
Мужик прекратил закатывать глаза, поднял лепешку и решительно сказал:
- Пойдем!

Пойдем. В конце-концов, я ничего не теряю, а познакомиться поближе с местным населением никогда не помешает. Кто знает, может, его жена – та, которая ушла от несчастного мужика, знает состав чаванпраши, а, может, она знает того, кто знает… Как у нас говорится, язык до Киева доведет?

Я несколько поотстал от сатху, резво бегущим в сторону пальмовых зарослей. Его босые пятки сверкали далеко впереди меня, доказывая преимущество перед кроссовками с рифленой подошвой. На худом теле не было ни капли пота. Я же, изрядно взмокший под палящими лучами солнца, постоянно прикладывался к бутылке с водой и жаждал прохлады.

- Скорей! – обернулся сатху. – Солнце высоко! Змеи!
Какие змеи??? Змеи в мои планы не входили. Я ускорил шаг.

В пальмовой роще, где я остановился закурить, летали яркие бабочки и кузнечики, размером с ладонь. Бегонии, что так безуспешно пыталась вырастить моя жена на подоконнике в российской широте, пышно цвели прямо у ног. Я нагнулся за цветком и отпрянул – большая змея неспешно пересекала дорогу, ставшую в зарослях еще уже.
Однако, меня предупреждали. Все-таки замечательно, что на мне кроссовки!

Напуганный, я застыл изваянием и ждал, пока тварь исчезнет. То ли змея была не в настроении мной пообедать, то ли я цветом лица слился с окружающей растительностью, но, спустя пару минут, она скрылась в траве, а я галопом поскакал за сатху.

Неожиданно роща расступилась. Передо мной в развалинах лежал старый храм. С овальных камней смотрели женские лица. Нарисованные, сомкнутые у переносицы брови изображали лукавство. Сатху остановился, рухнул на колени и припал губами к пыльной поверхности камня. Я же в изумлении рассматривал невиданное количество раскосых глаз. Наконец, до меня дошло, что имел ввиду мужик, говоря о потерянной жене. Безвозвратно потерянной – вот оно что…

- Слушай, прими мои соболезнования. Я ж не знал. Яснее выражаться надо.

Я готов был даже пожертвовать чем-нибудь, к примеру, деньгами, лишь бы мужик так не убивался.

- Дай нож! – потребовал сатху – Я должен! Ничего! – и резко рубанул по воздуху рукой.
«Ножом я пожертвовать могу. Это запросто», - подумал я и достал перочинный нож.

То, что произошло дальше, надолго врезалось в память.

Мужик намотал на палец и медленно перепилил то, что мгновение назад называлась «ничего». Жертвенная кровь лужей разлилась по коричневой пыли.
Я впал в ступор. Сатху же, зажав рану рукой, прошептал:
- Ничего нет – и упал, зарывшись головой в землю.

Мужик стонал, а до меня медленно доходила непоправимость произошедшего. Сатху… сатху…что-то я слышал раньше… другое наречие … Я - балбес. Невежественный идиот. Вот, что у них означает слово «ничего»! Совсем ничего!

Со стены лукаво смотрела супруга искалеченного мужика: «Неправильный перевод?» - спрашивали раскосые глаза.
Я стряхнул наваждение, выдохнул и пулей понесся в деревню. Единственная мысль билась в моей голове:
«Неправильный перевод… неправильный перевод…»


_________________________

* Мантра – молитва
* Праща́ - ручное метательное оружие в древности. Состоит из ремня (сделанного из шерсти, растительного волокна) с расширяющейся средней частью, в которую закладывается камень или свинцовый шарик.
* Сатху – орден, состоящий из вдовцов, добровольно ушедших в монахи, специально истязающих свою плоть (читай "естество"), отчего та принимает вид каната или веревки.


maruse4kin ©

P.S.Все совпадения носят случайный характер. Автор не готов взять на себя ответственность за дальнейшую судьбу героев рассказа.))
Рисунок нахально сперт из интернета.
Tags: рассказы
Subscribe

  • СВОБОДУ ПОПУГАЯМ!

    Женщины состоят из массы достоинств. Эдакая круговая порука сплошных достоинств, семейственность, преемственность поколений. Загляденье, одним…

  • Сказка про крысу

    У меня есть книжка неизвестного содержания. На обложке – очень симпатичная крыса, чем-то напоминающая героя мультика Рататуй. Крыса мечтательно…

  • Мелочи жизни

    Зиму, ясен пень, надо пережидать в городе. Здесь от батарей тепло, в кране горячая вода, и горшок в доме – тоже теплый, даже уютный, я бы сказала. Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments