Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

Трудовые будни домохозяйки -2

...На сияющем в лучах вечернего солнца окне отчетливо просматривалась голубиная какашка
и парочка ворон, явно алчущих моей крови. Да-да. Две вороны сидели на березе и терпеливо ждали моей кончины.

Тут надо бы сделать небольшое отступление и рассказать, что есть вороны не с позиции любителя-орнитолога, а с точки зрения впечатлительной мамзель, начитавшейся в свое время всякой всячины.
В далекие восьмидесятые, когда подписка на периодические издания газет-журналов разыгрывалась, а Морис Дрюон предлагался в обмен на сданную макулатуру, некоторые журналы выписывались на отдел НИИ, где за ними выстраивалась очередь с точным соблюдением графика приема-сдачи на год вперед. «Новый мир», «Звезда», «Октябрь», «Юность» зачитывались до дыр и передавались из рук в руки, как некая драгоценность – нежно любимая и потому тщательно охраняемая.
«Завскладом» литературы, а заодно и заведующей кассой взаимопомощи отдела была Валентина Яковлевна – большая, усатая женщина, предпочитающая общественную работу инженерной. С Валентиной Яковлевной полагалось дружить, преподнося то цветочки с дачи, то пирожок из духовки. Без подношений дружба вовсе и не дружба. Зато всегда была надежда, что завскладом даст журнальчик вне очереди и на выходные, когда можно будет почитать в свое удовольствие в дневное время суток.

Как-то в одном из журналов я наткнулась на повесть о неком мужчине, обожающем наблюдать за воронами. Герой повести не только наблюдал, он и перенимал поведение птиц, перенося ситуации, возникающие в стае, на человеческие взаимоотношения. Герой всеми правдами и неправдами стремился быть успешным в том смысле, который он вкладывал в понятие «успешный», подсиживая сослуживцев и лавируя между подводных камней и течений. Путем шантажа он добивается престижной командировки за границу, но тут на его пути встает обычный врач- терапевт, обнаруживающий в анализах мужика какую-то гадость. Герой тяжело заболевает, и все усилия, которые он прикладывает для свершения задуманного, и все принесенные жертвы оказываются напрасными. В конце повести болезный едет на свалку и наблюдает за стаей ворон, среди которых замечает белую, всеми отторгнутую и одинокую.
Символика. Да-с, господа, символика…

Еще одна повесть, где упоминались вороны, содержала историю взаимоотношений мужчины, от лица которого велся рассказ, и женщины – чрезвычайно нежного и трепетного создания, называвшего всех лиц мужского пола одним именем. Кажется, Васей. Повесть была бы забавной, если бы не концовка, где героиня медленно умирает в больнице, за окном которой торчит одинокая ель с вороной на макушке. Все время, пока героиня отходила в мир иной, ворона сидела и каркала, оповещая всех окрест о предстоящей смерти человека. Героиня смотрела на ворону и понимала, что это ее смерть. Если ворона улетит, то болезнь отступит. Если нет…
Кажется, ворона улетела. Но точно не помню.
Тоже символика, господа.

Как я могу относиться к воронам после прочитанного? По крайней мере, неоднозначно.
Видя ворону напротив окна, у меня подспудно зреет мысль о неприятностях, которые случились и случиться могут.

Что и произошло. Но об этом потом.

Tags: семья
Subscribe

  • (no subject)

    Я щас Вам быстренько Кошку покажу и побегу копать. Это Кошка, которую, видимо, кто-то "забыл" на даче. Я её кормлю, чешу пузо и за ушком - это всё,…

  • Жопа

    В первой половине ночи снились вставные челюсти Владимира Петровича.Особенно, та нижняя, которую он стеснительно приткнул на край раковины,…

  • О дискриминации

    Владимир Петрович не допускают-с меня до магазинов. Там же яйца, молоко и яблоки. Яблоки неважнецкие, чо уж. Те, что смотрят на вас - краснобокие,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments