Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

С праздником, товарищи!

У меня пропал муж.
Был и пропал. Днем я как-то и не волновалась вовсе – звонки «как дела?» и «чем вы с Фросей занимаетесь?» поступали с заботливой регулярностью, а начиная с семи вечера, когда, по идее, муж должен сидеть в кухне и уминать с огромной тарелки приготовленные перчики, я занервничала. Мобильный телефон женским голосом упрямо повторял одну и ту же фразу: «Телефон выключен или находится вне зоны действия сети» - ну, в метро, понятное дело, кто ж будет разговаривать на весь вагон! Он же - не юная ветреная особа, стремящаяся показать всему миру свой статус-кво. Но и в половине восьмого телефон бубнил ту же фразу, и в восемь.
Фрося, облаченная в новые трусы, то и дело бегала к двери с немыми вопросами в глазах: «Где папа?» и «Когда мы пойдем гулять?», а я все время тормозила, надеясь, что папа-то выполнит свое обещание вывести дитя на вечернюю прогулку.
В начале девятого, справедливо полагая, что Фрося при всем своем хорошем воспитании, способна-таки уделать новомодное белье, я нацепила на нее ошейник и спустилась во двор.
На скамеечке сидела совершенно незнакомая дама пенсионного возраста со взбитой прической на голове. На даме присутствовали яркий макияж и блаженная улыбка.
- Какой у вас замечательный район!
Вот так, без здрасьти, сразу в карьер, приглашение к разговору. А из-под скамейки выбежала болонка.
Фроська от страха при виде большой собаки моментально описала ступеньки крыльца и спряталась за бархатные штанины моих домашних брюк.
- Ага, - согласилась я и замолчала.
- Я из соседнего дома. В гости приехала из Киева к дочурке своей. Не так уж и часто мы видимся. Они все, знаете ли, в командировке в Америке.
И уточнила: « В Нью-Йорке. Америка затягивает, знаете ли. Им нравится. Представляете, они и дом там купили!»
И без перехода: «А что у вас за порода? Впрочем, неважно. Вот у нас в доме – видели?- два йорка – близнеца – симпатичные такие, стриженые, по тысяче долларов каждый!, я с ними знакома, а ваша тоже ничего, сколько стоит? Впрочем, недорого, я вижу, и дом у вас не совсем приличный, вы уж извините меня, и в домашних штанах на улицу выходить не прилично – вы не находите? А у меня в Киеве очень хорошая квартира, мне дочурка купила, я уж называть вам стоимость не буду – дорого, очень дорого, скажу я вам. Но там сейчас жарко, печет, знаете ли, не по-человечески, я бы даже сказала не по-христиански, вот доча купит кондиционер, обязательно купит! Она меня обожает! Даже собачку купила, чтобы мне скучно не было! А у вас здесь прохладно, я прямо отдыхаю. Хороший район!»
Болонка взобралась на крыльцо, обнюхала бархатные штанины и подняла заднюю лапку.
- Буся! Это вовсе не дерево! Не надо писать на тетины штаны! – заволновалась дама.
Я очнулась, подхватила Фросю и спустилась с крыльца.
- Нет, вы не подумайте, что моя собачка писает на все штаны подряд. Ваши штаны – первые! Потому что в домашней одежде на улицу выходить нельзя! – и поджала губы.
- Ага, – сказала я и помчалась на газон.
Фрося, еще раз оросив травку, запросилась домой, а я нервно высматривая мужа окрест – вдруг он появится!- думала, как бы мне превратиться в невидимку и проскочить мимо словоохотливой дамы незамеченной.
Закрывая за собой дверь в подъезд, я услышала: «Выходите почаще! Поболтаем!»

В половине десятого, после очередного уведомления об отключенном телефоне абонента, я подумала, что произошло нечто необратимое. Воображение рисовало страшные картины сбитых пешеходов и блондинок 90-60-90 на розовых шелковых простынях.
Фрося доедала предназначенный для мужа салат из огурцов, а телевизор показывал комедию.
В десять вечера я снова подхватила собаку и рванула на улицу, намереваясь пробежаться до метро – всяко бывает, может, муж спешит домой, а телефон просто разрядился. Или на месте происшествия стоит толпа и обсуждает подробности. Или из-за аварии на перегоне встало метро. Или… Нет, про блондинку мне думать не хотелось.
Дама со взбитой прической по-прежнему сидела на скамейке возле подъезда.
- Ой! А вот и вы! – обрадовалась дама.
Из-под скамейки стремительно выкатилась болонка. Фроська также стремительно пописала на крыльцо и спряталась за штанины.
- А вы нервничаете, - констатировала дама. - У вас такой напряженный взгляд, как будто вы мужа потеряли. Я угадала? Пьют они, пьют. Как лошади. Вот сосед мой по лестничной клетке безбожно пьет. И гуляет, знаете ли, налево. А ведь женат, безобразник! И с виду такой приличный. А женщины клюют как раз на внешний вид – брюки хлопковые, рубашка – апаш, знаете, есть такие рубашки с воротником – апаш. Она у него светлая и чистая, без запаха, потому что жена старается и все время ему стирает. Сама! Представляете! Сама! Стирает! Её Любашей зовут, она ко мне в гости заходит, мы с ней чаевничаем, знаете ли. Я варенье из грецких орехов варю – вкусное необыкновенно и печенье пеку, сдобное такое. Я дам рецепт, вы не волнуйтесь. А доча моя не варит. Некогда ей там, в Америке. Я ж вам рассказывала про Америку? Ну так вот, они все в супермаркетах покупают. Там все готовое – разогрел в микроволновке и съел. У вас есть микроволновка? Впрочем, неважно. У меня есть, но я редко пользуюсь. Я все больше на газу. А у них там, в Америке, такого варенья нет, и муж у моей дочи очень интеллигентный. Очень приличный муж, скажу я вам, и не гуляет, и не пьет. А ваш пьет? Впрочем, неважно. Мой пил. Немного, но пил. Как лошадь. Но не гулял! Это я вам точно скажу. Если муж гуляет – сразу видно. Женщина – она нутром чует, если муж на кого другого посмотрел. Вот, к примеру, если он каждый день носки меняет, это что? Загулял. Я про рубашки молчу. Ну, вы сами должны знать – вижу – не очень-то молоденькая! Лет тридцать пять? Впрочем, неважно. Вы бы штаны сменили, муж бы и не загулял.

Не дожидаясь, пока болонка Буся захочет пометить мои штаны, я, глупо улыбаясь, продефилировала мимо дамы и засеменила к метро, через каждые десять шагов набирая заветный номер телефона.
Метро работало исправно, а блондинки сидели по домам и смотрели американский сериал си-эс-ай.

Муж появился в одиннадцать со словами:
- Ах, какие у нас замечательные трусы!
И лег спать.
Я совсем забыла, что вчера был праздник. День строителя.

С праздником, товарищи!
Tags: семья
Subscribe

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…