Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

Поездка на рынок

76,36 КБ

У женщины с ребенком есть одно неоспоримое преимущество – ей уступают место в общественном транспорте. Пожилая тетя может зависнуть на костылях, бабулька с кошелкой, согнутая в три погибели, на крайняк усядется в корзинку – подумаешь два десятка свежих яиц!, а женщина с ребенком будет сидеть. Особенно, если ребенок маленький, любопытный и… в сумке.

Что и говорить, наш транспорт отсутствием пассажиров не отличается. И пусть господа из московского правительства утверждают, что, мол, у нас-то каждый третий имеет собственное авто, в это верится с трудом. Ибо в какое время суток не поедешь – народ всегда. И маршрутки дублируют общественный транспорт, якобы разгружая линию, и частники шныряют, а транспорт как был загруженным, так и остался. И едут в нем инвалиды, бабушки с кошелками и женщины с детьми. Как я, к примеру. И хоть дите у меня зубастое и хвостатое, народ с готовностью вскакивает с сидений и предлагает провести время в поездке с комфортом. С относительным, конечно, поскольку в руках у меня не только сумка с ребенком, но и корзина с продуктами.

На прошлой неделе мы с Фроськой подались на рынок – не ближний, а тот, до которого полчаса времени, как с куста, только в один конец, и те на трамвае. Поехали мы за вишней, ибо слух прошел, что наконец-то на рынках появилась подмосковная вишня, а то все узбекская, которая больше на сливу похожа – с гипертрофированными размерами, да армянская по бешеной цене. К такой вишне запросто не подойдешь и лукошко не купишь – посты выставлены на метр вперед, чтобы ни ягодки не сперли – это во-первых, а во-вторых, особо никто и не рвется – из такой ягоды варенье варить, так лучше готовое купить – дешевле выйдет. А слух ложным оказался – видать перекупщики вишни на подступах к Москве не договорились, и вишня осела где-нибудь на южных границах, потому как на севере ее нет вовсе – не выросла. Бродили мы с дитем по рынку, бродили, помидорами затарились и отправились восвояси. До трамвая тоже путь не близкий, однако, дошли и встали на остановке транспорта поджидать.

- Уси-пуси, какая собачка! – восхищенно зашамкала старушка с торчащим пучком зеленого лука из холщевой авоськи, намереваясь попасть указательным пальцем во Фроськин глаз.
Фроська вжалась в сумку.
- Ой, не надо так делать! – решительно прервала я бабкину попытку дотянуться до собаки.
- Укусит, чи шо?
- Не укусит, думаю, но вряд ли вам будет приятно, если кто-то нацелится пальцем в ваш глаз.
- Нервенные все какие! – оскорбилась бабка – А я, может, собачек люблю!
- А я вам и не запрещаю – любить. Только глаза им выковыривать при этом не надо, ладно?
- Ох, мОлодежь, мОлодежь… Никакого уважения к старости! В траНвае! и то место не уступЮт… А я инвалид! – затронула бабка другую тему.
Мы с Фросей переглянулись и спрятались за стекло.

В подошедшем трамвае свободных мест не было. Я только пристроилась у большого окна, как какой-то дедулька через весь вагон проорал:
- Женщина! С собачкой! Идите сюда!
Я аж прослезилась от благодарности, потом галопом прискакала к деду и уселась. Фроська тут же прикинулась наблюдателем ООН, тщательно отслеживая передвижения объектов за окном. Я решила к ней присоединиться, как краем глаза заметила стремительно приближающиеся перья лука.
- Кончилась лафа – тоскливо подумала я.
Но на пути бабульки гранитным монолитом встал дед:
- Ну, и куда прешь? – вопросил старик голосом, не предвещавшим ничего хорошего.
- А я инвалид! – с вызовом ответила бабка – Мне положено место уступать!
- А ты предъяви удостоверение и садись там, где положено. Места для инвалидов в начале вагона! Поняла, кошелка старая? А я место женщине с ребенком уступил!
- Сам ты это… кошелек рваный! И не ребенок это, а собака! Глаза разуй! И нельзя с собаками в траНваях ездить – парировала бабка.
- Собака, она, как человек! И даже лучше! – и ко мне – Сидите, сидите. Пусть дите в окно смотрит, мир, значит, познает. Да и тяжело в сумке-то держать! Собачка – то какой породы будет? Как зовут дитё-то?
- Фрося ее зовут. Да, Фрось? – обратилась я к моему наблюдателю. Дитё лизнуло меня в нос, подтверждая собственное имя.
- Можно погладить? – спросил дед.
Я разрешила. Дед робко прикоснулся к фроськиной башке. Собака лизнула пальцы деда и снова уставилась в окно.
- Ласковая какая! – восхищенно сказал дедок – В маму, поди?
Но я не была настроена поддерживать дедово игривое настроение и промолчала.

Вскорости дед вышел, бабке уступили место без предъявления документов, а мы с Фросей доехали без приключений.

К слову сказать, вишню я купила на другом рынке - ближнем – ту самую подмосковную – одни косточки и никакой мякоти. Муж, попробовав варенье, особого энтузиазма не выразил, а я решила, что на зиму сойдет и это. И если захочет другого, пусть едет на рынок сам и покупает. На тот, дальний, на котором сам и настоял. И пусть с собой возьмет ребенка.
Интересно, уступят ли ему место? С дитем все ж таки…
Tags: семья
Subscribe

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments