Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

МОСКВА. Немного о прошлом (две части)

ЧАСТЬ1

Когда-то территория Москвы ограничивалась окружной железной дорогой, по обе стороны которой тянулись серые ленты асфальта, носившими громкое название «шоссе». На внутренних шоссе стояли каменные дома в несколько этажей с квартирами- коммуналками, на внешних располагались дровяные и угольные склады и бараки. Бараки были одноэтажными дощатыми строениями с единственной кухней и удобствами во дворе. Под окнами росла крапива и лебеда – ничего другого там расти и не могло – угольная пыль висела в воздухе, забивая легкие и землю. Народ умирал от чахотки и тифа. Детишки бараков стайками носились по складам и железнодорожным путям. Особым шиком считалось проскочить под вагоном товарняка, идущем на малом ходу, и остаться в живых.
Каменные дома страдали перенаселением. В одной комнате трех-четырех комнатных коммуналок жило по две и по три семьи, ютившихся за простынями на веревках. Зато во дворах торчали круглые основания из такого же камня, как и дома. Предполагалось, что из них должны бить фонтаны для облагораживания местности с чахлой растительностью. Но поскольку во дворах не наблюдалось обилия гувернанток с детьми, то про фонтаны забыли, забыв убрать основания. Дети каменных домов, как и дети бараков, были предоставлены сами себе и проводили время на железной дороге, катаясь в пустых вагонах товарных поездов.
В летнее время по вечерам раскрывались окна, на подоконник выставлялся патефон и во всю мощь пел: «Утомленное солнце нежно с морем прощалось…». На танцах знакомилась молодежь, создавая в последствии семьи и заселяя и так перенаселенные дома.
Бараки потом снесли, а каменные дома остались. Они и сейчас стоят.

Иногда я прихожу к дому на бывшем Станционном шоссе. Круглое основание фонтана давно заросло и возвышается небольшим холмом. На подоконниках окон стоят герани в горшках, а на первом этаже маленький продуктовый магазин с названием «Лихоборы»…

*************

P.S. Бывшее Станционное шоссе теперь носит название проезда Черепановых.




Часть 2


В середине 30-х годов северная внешняя дорога вдоль Московской Окружной носила название Пакгаузное шоссе. Располагались там дровяные и угольные склады. Сразу за ними лепились сбитые в кучу сарайчики, где пришлый из деревень народ держал коз и свиней. В те годы правительство выпустило Указ о призыве сельского населения в Москву на работу по развитию промышленности. Малограмотные жители села обучались профессии ткачих, помощников машинистов паровозов, топщиков и другим малоквалифицированным профессиям. Ткачихи жили в общежитиях при ткацких фабриках. Одной из знаменитых была фабрика им. Петра Алексеева, до сих пор функционирующая. А семьи новоявленных работников железной дороги жили в бараках и вагонах. В вагоне стояла печка-буржуйка, дававшее тепло и возможность готовить пищу.
В военное время 40-х годов, эшелоны с солдатами обязательно останавливались на станции Лихоборы, чтобы сдать раненых в больничку, располагавшуюся в нескольких метрах от железнодорожных путей. В переполненную больницу гражданское население не брали, предоставив возможность умирать дома. Люди, работавшие на железной дороге, чаще всего погибали от туберкулеза, считавшимся профессиональной болезнью, а дети - от скарлатины, не считая бесконечных несчастных случаев.
Солдаты в эшелонах, идущими на Запад, обменивали еду, в основном, тушенку, на маленькие зеркала, которыми торговала вечно голодная ребятня. На станции всегда можно было набрать кипятку в жестяной чайник и умыться.
Домашнего скота и птицу в военное время не держали, в сарайчиках хранилась картошка и брюква, которую народ любыми путями привозил из деревни, чтобы как-то продержаться до тепла. Когда запасов не хватало, едой служило «палево» - комбикорм для скота, с трудом перевариваемого, но который можно было достать. Случались частые и необратимые отравления. Видимо, отсюда пошло название некачественной водки, при употреблении которой умирали люди - «палево» - по названию комбикорма.

Получить после войны квартиру для семьи железнодорожника было невозможно. С Пакгаузного шоссе переезжали в дома на Станционном. Семье из трех человек полагалась комната в девять метров, на четырех – больше. Пятеро могли рассчитывать на двадцать метров в коммуналке. Но и это означало значительный прогресс: в общей квартире была ванная и туалет. И кухня! Бог с ними, с примусами! Зато, кухня!
Сарайчики и дровяные склады снесли, возведя впоследствии на их месте несколько небольших фабрик и заводов. А бараки остались, принимая всех желающих до начала шестидесятых.

********

С войны возвращались солдаты. Из Германии приезжали с богатыми подарками – одеждой, обувью, табаком и фарфоровыми сервизами. Москва, пребывая в эйфории, браталась, гуляла и пила, оставляя сервизы в расплодившихся комиссионках. Но комиссионки долго не прожили. Началось другое время – время стремительного подъема промышленности и транспорта. Время, когда вылезла из подвалов банда «Черная кошка»…
Tags: рассказы
Subscribe

  • СВОБОДУ ПОПУГАЯМ!

    Женщины состоят из массы достоинств. Эдакая круговая порука сплошных достоинств, семейственность, преемственность поколений. Загляденье, одним…

  • Сказка про крысу

    У меня есть книжка неизвестного содержания. На обложке – очень симпатичная крыса, чем-то напоминающая героя мультика Рататуй. Крыса мечтательно…

  • Мелочи жизни

    Зиму, ясен пень, надо пережидать в городе. Здесь от батарей тепло, в кране горячая вода, и горшок в доме – тоже теплый, даже уютный, я бы сказала. Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments