Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

Жук на палочке.

«О, сколько нам открытий чудных…» и «век живи – век учись» - это про нас. Не то, чтобы я этого раньше не знала, но забывается, знаете ли, думаешь, опыт подскажет, логика выведет. Ан, нет, времена нынче не те, и люди – ничего революцьонного - приспосабливаются, выгоду блюдут, как девственность. Дёргаешься, как жук на палочке, а всё на месте – пришпиленный обстоятельствами.

Отлученные от дачи маменькиными выкрутасами, надумали мы переехать, сменив московские стены на деревенские, чтобы, значит, воздуха, ночная свежесть и утренние росы способствовали, оптимизм внушали, а мы бы вкушали. Ну, что на самом деле, полтинник с гаком за плечами, а всё ни пришей кобыле хвост, потуги почти бессмысленные, не пишется, не читается, от телевизора – на стенку, от соседей – под кровать и в респиратор – лак какой-то ядерный – запах – ни вздохнуть, ни прочихаться. И бывает сосед, главное, наездами, морды не начистишь, не обматеришь.

На четвертом этаже новая семья сербов, по- русски одно слово: Здраво! И так – шестеро, каждый со «здраво» отношения устанавливают, чтобы всё по человечески. Ну, здраво, говорю, чего забыли в Москве-то? У вас – море, у нас – асфальт, у вас – горы, у нас – пыль, там – воздух, здесь – смог.
Мы работАть, говорят, а там голодать.

Чуете, у нас хорошо, у нас зашибись, приезжайте все, кому не лень. Московский градоначальник даже приказ новый выпустил для послабления закону о принятия на работу иностранной силы: оформляешь разрешение сразу на ТРИ года. Чтобы не бегать, пороги не обивать, а как встал за метлу, так и маши. А в Сербии - извините, там тоже число ТРИ в ходу, но речь о месяцах. И не важно, есть ли у тебя собственная не протекающая крыша или арендованная.


Это было небольшое вступление. Суть записи попытаюсь сформулировать ниже.

Села я на попу плотно и основательно и стала искать варианты. За месяц изучила с десяток сайтов, прочитала десяток форумов, пообщалась с десятком риэлторов и посетила десяток мест.
Вот, об одном таком месте я и хочу рассказать.

Местечко сказочное. Пятнадцать соток леса, в пятнадцати минутах ходу водохранилище, в пятистах метрах имение известного финансового магната с садовниками, прислугой и охраной, бревенчатый дом в два этажа с подвалом, баня и грибы с ягодами прямо под ногами. В общем, супер – препупер, если бы не одно НО. Садовое товарищество. А значит, не видать вам прописки, господа, как своих собственных ушей. И цена, конечно. Теоретически мы как бы и укладываемся, но дом без отопления, а, значит, систему устанавливать надо.

Но поначалу, увидев всё это великолепие в натуре, я ахнула и затормозилась. Затормозилась в том смысле, что доселе мне не приходилось бывать в домах, расположенных на пятнадцати сотках грибного леса, рядом с большой водой. Мои представления о даче сводились к лавочке, картофельному полю и профессии ассенизатора, а тут всё было рассчитано на отдых, воздуха и утренние росы на пробежке до водохранилища и стометровый заплыв. Т.е. люди обустраивались исключительно с целью приобретения здоровья в целительной среде, чтобы, значит, и шашлычок под неспешный говорок, и банька с устатку.
Словоохотливая дама пенсионного возраста – мать хозяина - парня лет двадцати пяти, поведала, что дача была оформлена сразу на сына, и всё было бы зашибись, если бы не ипотека, в которую он влез перед кризисом. В данный момент проценты таковы, что они вынуждены продать это сокровище и здравницу в одном флаконе. Да, жалко, конечно, сказала она, но сын у меня ОДИН. Понимаете, ЕДИНСТВЕННЫЙ.

Это было сказано так естественно, что у собеседника даже не могло бы возникнуть мысли о, скажем так, неправильном решении. Как может иначе поступить мать по отношению к единственному сыну??? Тем более, если у него проблемы.

Чуете?

А моя матушка может. И Вовкина тоже. И вообще… взрослые дети, чужие игрушки, свои погремушки. Причем тут родители? Казалось бы…

Воспитание, господа.
Семейные ценности.
Истинная, безоговорочная, праведная любовь. Когда ради пусть и выросшего, даже женатого сына, мать способна на многое.

У меня эта дама вызвала безграничное уважение. На месте сына я бы её боготворила.


В дом я влюбилась. Вовка, кстати, тоже. Он даже полазил в подвале, оборудованном под гараж и мастерскую, восхитился и вступил в диалог с хозяином на предмет, а не согласен ли он поменять немедленно вот это всё, на наше всё. Диалог оказался непродуктивным. Хозяину нужен был только денежный эквивалент.

В тот же день я позвонила риэлтору и сказала, что нам понравилось. Несколько озадаченная риэлтор спросила: А как же прописка?
Напрасно спросила. Я бы еще пару дней пребывала в состоянии эйфории и видела себя на балконе второго этажа в плетеном кресле с книжкой в руках.
После риторического вопроса, так, кстати, и не получившего ответа, мысли потекли в другом направлении.

Зима. Ночь. От мороза поскрипывают сосны. В полукилометре в имении финансиста лениво побрёхивают собаки. Дикие звери рыщут в поисках съедобного в безлюдном садовом товариществе. Трансформаторная подстанция перегорела. Света нет. Тот же балкон. Я с фонариком. Фонарик выхватывает из темноты зловещий силуэт зверя.

УЖОСНАХ.
АБЗАЦ.
ПИ**ЕЦ.

Очень живо представив себе картину мертвого тела, разрываемого на части голодными волками, я как-то засомневалась в необходимости приобретения здравницы. Без отопления и прописки. Без живого человека и интернета. Без гарантии света, воды и канализации.
И хрен с этим лесом со всеми грибами и ягодами, водохранилищем и имением финансиста со всеми садовниками, поварами и охраной!

Пару дней спустя наткнулась в интернете на объявление по поводу продажи очень похожего дома, в том же месте, а главное, ценой ниже на 30%. Телефона не было, потому я написала продавцу запрос со стандартными вопросами.
Оказалось, что речь идёт о том же доме на том же участке, но размером не в пятнадцать соток, а всего лишь шесть.
« А как же те пятнадцать, которые я видела лично?» - спросила я у продавца.
«Они им НЕ ПРИНАДЛЕЖАТ» - ответил он.


Да-с. Времена нынче не те, и люди – ничего революцьонного - приспосабливаются, детей любят, выгоду блюдут и обманывают.
А ты дёргаешься, как жук на палочке, и ни с места.
Tags: семья
Subscribe

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…