Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

Хеллоуин

Тут дни пошли какие-то безнадежные, провальные какие-то дни. Снег с небес прямо на серый асфальт, дорожные выхлопы, руки стынут, оскаленный город, чер-те что, короче. А за бугром хелоуины, оранжевые тыквы и ходячие мертвецы. Им весело, хохочут до колик, вампирами наряжаются, а здесь, в этом стынущем городе ищешь что-нибудь, чтобы случайно не повеситься. Звонишь друзьям, спрашиваешь что новенького, а они говорят, да, вот, хелоуин у нас, говорят, наш мальчик вампиром был. Ой, вздрагиваю я, вот, с этого места по- подробней, и в голове включаю печатный механизм. Не, говорят друзья, там ничего особенного, более менее обошлось, никто не помер, описались все от страха, и учительница тоже. А учительница почему, спрашиваю. Ну, знаешь, отвечают, когда двадцать три первоклашки с квадратными глазами и мокрыми колготками, тут не только описаешься, копыта откинешь. Надо же, говорю, с чего перепуг-то? Ну, как же, говорят, представь себе: сидят в классе двадцать три вампирёнка, кушают конфеты, лимонад там, то, сё, и вдруг в класс входят большие, настоящие вампиры и спрашивают: конфеты есть? Зловеще так спрашивают, мол, где деньги, Зин. Ну, эти вампирёныши, все, как один, кульки свои протягивают и писаются. Тоже все, как один. Ну, представляешь, да? Блин, бедные вампи…, то есть, детки, говорю я, и дальше что? Ну, что, говорят, учительница больших вампиров взашей, мальчиков отдельно, девочек отдельно, колготки в пакет, и звонить. Несите, говорит, сухие колготки, ваш мальчик описался. Ну, представляешь, да? У него энуреза сроду не было, мы и ползунки-то почти не меняли, а тут: несите. Я бегом к начальнику, говорю, в школу вызывают, там дети все описанные сидят, колготки нужны. А вы, говорит, эдакая мать Тереза, на всех колготки повезете или только своему мальчику? Где ж я столько колготок наберу, говорю, и потом помыть надо, мне что, все двадцать три задницы мыть? Ну, вот, на задницах он сдался, идите, говорит, потом доложите. Приколист такой, ваще я тащусь, долОжите… Щас, два раза. Я тебе так скажу, в жопу эти хелоуины с вампирами, они там за буграми привычные, а у нас дети описанные, с холодными ногами.


Ну, в общем, вешаться мне расхотелось. Я снова в монитор воткнулась и слышу за дверью странные манипуляции. Кто-то шебуршится и сопит. Я подрываюсь, смотрю в глазок, а там табуретка, а на табуретке ноги в черных ботинках. Ну, думаю, приехали, еще один вешаться собрался. Дверь потихоньку открываю, в щель голову просовываю, чтоб не помешать ненароком, и спрашиваю, а вы кто будете, что здесь вешаться собрались? А в ответ мычание, и ботинки на мысочках. Я волосы пригладила, по губам помадой провела, в джинсы влезла, и спасать. А там мужичок, весь в черном и в проводах. Электрический вампир. Для разнообразия, стало быть. Ну, думаю, хелоуин чертов, и вправду описаться можно. А чего это такое вы тут делаете, интересуюсь, на нашей лестничной клетке? И, вот, он весь в черном и черных ботинках ко мне поворачивается и говорит: провода втыкаю, не видите? А я говорю, зачем на проводах вешаться, они ж для этой цели не приспособленные, хотите, я вам верёвочку вынесу? А он говорит, я вам сейчас мозги вынесу, вы чего такое себе вообразили? Ну, как же, говорю, а табуретка? А черные ботинки на мысочках? Я ж, говорю, тут со страху чуть не описалась. Не тряситесь, говорит, так, я – ваш провайдер, провода тяну. Интересно, говорю, мне лично проводов хватает, у меня интернет дома есть. Врёте, поди? А я, говорит, не для вас стараюсь, у меня клиент на втором этаже. И, вот, он всё это говорит, а от самого выхлоп, с ног валит запросто, даже турбулентность вокруг. Чувствую, себя спасать надо, вешаться-то мне расхотелось. Ну, я задом, задом, и дверь закрыла. На ключик, на засовчик и на все, что полагается. Закрыла, и к монитору, снова втыкать.

Потому что всё проходит. И серые дни, и холодные руки, провайдеры и вампиры с конфетами. Всё проходит, а истории остаются. Главное – не забыть про печатный механизм.
Tags: рассказы
Subscribe

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…