February 22nd, 2011

maruse4kin

Дыбр

Февраль немножечко сбрендил. Переизбыток истовости, с коей он норовит перегнать температурные показатели прошлого столетия, внушает уважение лишь метеорологам. Меня же достала температура за 20, даже при солнце, начищенным блюдом сверкающим с небес. Хочется закрыть уши, спрятаться в одну большую варежку и оттуда помалкивать.
А я разеваю рот, дышу морозным воздухом и рассекаю в кроссовках по наледи. Пуховик, лыжные штаны и кроссовки. Стоять – загнёшься, а бегать – так вроде и ничего, я ж не марафон бегу, а так, поблизости.

На прошлой неделе сбегала, и оформила водительскую медсправку на пару лет. Еще раз сбегала, и подала документы на загранпаспорт. Последняя дистанция принесла справку в бассейн, и я было побежала по быстренькому сплавать, но тут началась другая неделя, и тумбочка, откуда берут деньги, рассохлась и развалилась, как разваливается всё и безвозвратно, если его не кормить.
Мало того, любезности и расшаркивания фортуны обернулись, скажем мягко, большой попой.

Примеры? Их есть у меня.

Во-первых, сдох компьютер. Совсем сдох.
Во-вторых, я запорола хлеб и пирог.
В третьих, я – таки простудила горло. Теперь, чтобы куда-нибудь сбегать, надо надевать сапоги. Лыжные штаны в них не влазят.

Поэтому. Напоите меня ямайским ромом и осените исцеляющей дланью. Кто-нибудь. Who it concern.
А я вас век не забуду.