July 5th, 2007

maruse4kin

"Немного смерти, немного любви"

О книге В. Аксенова "Московская сага"

«Московская сага» вызывает не просто тоску, будучи по жанру, конечно, бразильским мылом. И не только потому я смотрела этот комикс с яростью, что, в отличие от скучного и правильного романа, здесь все было липой, клюквой и туфтой. (О чем написано изрядно, не буду повторяться.) Дело в возвращении пафоса пользы «истории для быдла».

Историей для быдла является такая история, где путем предъявления джентльменского набора: немножко лагерного ужаса, немножко засилья преступного КГБ, немножко бериевского сластолюбия, немножко прелестей родовых поместий и их разорения, немножко предательства, мужской дружбы и войны плюс любовь-морковь — самая людоедская и ничем не искупаемая эпоха, на фоне которой жила и продолжает жить страна, показана как некое мифическое «сложное время». Время, в котором было много страшного, но много и хорошего, и все этак гармонично и затейливо переплеталось, что и виноватых не сыскать. В ритме «Марша авиаторов» с дивными словами: «вздымая ввысь свой аппарат послушный».
А. Боссарт

из статьи Е. Рыбас



Я бы согласилась с А.Боссарт, не будь она столь категорична в суждениях. Я вообще не люблю категоричности, ибо что категоричность, что безаппеляционность – масло масляное – не оставляют вопросов, а, значит, нет мнению оппонента. Склонность к дидактике, а в моем понимании и к авторитарности, вызывают чувство протеста, не столько внутреннего, сколь внешнего, когда на все сказанное хочется положить с прибором и послать матерно. И только понимание, что сие есть тоже категоричность, воспринимаемая часто с иронией и азартом – ну-ну! кто еще там вякнул не по делу? – и, возможно, как обида, не позволяет поступить по принципу «сам дурак». Я все время даю шанс, нет, не для отступления, для возможности понять, что правда не может быть одной на всех. И это не есть слабоволие и мягкотелость.

Принимая единую правду, неизбежна зашоренность мозгов, а, значит, исключена возможность мыслить свободно, без единообразия, не подчиняясь навязанному регламенту.

К сожалению, в данном случае – к сожалению, печатное слово обладает неким магнетизмом и внушаемостью, которые на большинство людей действуют, как сеансы Кашпировского, лепя из них натуральных зомби. Немножко лести в адрес автора – «замечательный стилист и блестящий выдумщик», кивок в сторону талантливых актеров, краткий анализ джентльменского набора, упоминание «бразильского мыла» - подстрочно, как антидепрессанта для пенсионеров, и, конечно, хождение по лезвию бритвы с Маршем авиаторов, а итог – «пафос для быдла».

Тоже, между прочим, джентльменский набор.

И если рассматривать любое произведение под таким углом, то в каждом можно обнаружить стандартное «немного смерти, немного любви» - куда ж нам без этого. Мы же люди, в конце концов. И каждый со своими тараканами.

Хорошо бы только, чтобы эти тараканы не лезли на чужую территорию.


***
«Московскую сагу» я приобрела в начале 90-х на арбатских книжных развалах. Время было мутное и суетливое. Останавливались заводы, разваливались институты, создавались финансовые пирамиды и дутые, как мыльные пузыри, банки. Одна половина населения торговала гербалайфом, другая челночила. Каждый старался обрести место под солнцем, вылавливая в мутной воде свою золотую рыбку. И тут на книжные прилавки вдруг вывалилось необычайное изобилие книг. Авторов, в основном, эмигрантов, было такое великое множество, что найти среди них «своего» было довольно сложно, ну, хотя бы потому, что для этого нужно было скупить всех.
Я и скупала.

Так были найдены Кабаков, Зиновьев, Довлатов, Губерман и, конечно же, Аксенов. Разумеется, имя мне было известно и до того, и даже кое-что читано, но вот так, свободно, безо всякого подполья, без очередей на год – впервые.

Сага была в трех томах, достались только два – второй и третий. Книги были в темном переплете и печатными страницами, напоминавшими газетные. Взяв «честное пионерское» с продавца, что на неделе будет непременно первый том, я отчалила по делам, неся книги, завернутые в вощеную бумагу, как драгоценность, случайно доставшуюся мне по наследству от невесть каких родственников. На лице блуждала улыбка, глаза пылали любовью ко всем встречным – я летела по Арбату, будто мне прикнопили птичьи крылья – ну, как же! у меня книга Аксенова! Вы слышите: Ак-се-но-ва!!!

Продавец обманул. Первый том Саги я купила уже в другой стране и вместе с ним снова прочла остальные, ведь первое, что я положила в чемодан, были книги «замечательного стилиста».
Опуская подробности, скажу, что вывезти книги мне не удалось. Потому по приезде были приобретены новые. Они и сейчас в книжном шкафу. И в любой момент я могу прочитать Московскую сагу, Остров Крым, Ожог, Москва-ква-ква и прочее.

О чем эти книги?
Так все о том же… «немного смерти, немного любви».

------------

P.S. Полностью статью Екатерины Рыбас можно прочитать здесь:http://www.whoiswho.ru/russian/Curnom/12006/va.htm
Ссылка любезно дана уважаемой sol_tat