July 3rd, 2006

maruse4kin

Золотые яйца литературы

Александр Кабаков: Интернет убил литературу


Писатель и публицист Александр Кабаков дает интервью как частное лицо, а не как председатель букеровского жюри


Текст: Игорь Шевелев
Источник: Деловая газета «Взгляд»

В клубе «ЖЗЛ» прошел очередной литературный вечер из цикла встреч, проводимых журналом «Октябрь» и его авторами. На сей раз гостей принимал писатель Александр Кабаков, который в этом году возглавляет жюри литературной Букеровской премии. Присутствующие, среди которых были в основном коллеги А. Кабакова – писатели Евгений Попов, Василий Аксенов, Леонид Юзефович, Анатолий Найман, Владимир Салимон и другие, – высоко оценили прочитанные автором «Глянцевые рассказы».

- Как вы оцениваете современное состояние литературы с точки зрения председателя букеровского жюри?

- На первой же пресс-конференции в этом качестве я сказал, что никаких интервью как председатель жюри давать не буду. Как частное лицо могу сказать, что ситуация с литературой не то чтобы грустная, а, скорее, безнадежная. То, что мы с вами привыкли считать литературой, закончилось. Мы просто этого пока не поняли. Прежняя литература кончилась в связи с появлением так называемой сетевой литературы. Этой конкуренции ей не выдержать. Это то же самое, как если бы все желающие могли принять участие в Олимпийских играх. Они не то что не установили бы рекорда, но просто не смогли бы пробежать, потому что дорожка была бы забита людьми. Мне кажется, что прежнее занятие литературой кончается. В этом нет ничего пессимистического. Значит, время пришло ей умереть.

- Недавно вы написали статью «Смерть писателя» по этому поводу…

- Да, я в этом глубоко убежден: мы представляем собой вымирающий вид.

- Но, может, речь лишь о гибели былой литературной иерархии со всеми ее критиками, генералами и целой совписовской армией?

- Конечно, и это тоже. Но я убежден, что никакое дело не может существовать без иерархии. В том числе и литература. Литература – это некая структура, некое профессиональное занятие. Этой структуре и этому профессиональному занятию иерархия необходима, иначе все рассыпается. Человек сел, написал некий текст. Нажатием кнопки он делает его доступным сотням тысяч людей. Это как бы книга, изданная немереным тиражом. Как отличить хорошее от плохого, как им конкурировать друг с другом? Конечно, это проблема не только литературы. Я убежден, что изменившаяся за последние два десятка лет скорость передачи информации перевернет мир настолько радикально, что мы этого даже не можем себе представить. У меня есть сильное подозрение, что все происшедшее в ХХ веке, – не будем даже перечислять, что именно, – связано со скоростью передачи информации. Если бы не было телеграфа, поездов, самолетов, не было бы и революций, войн и всего остального в таких масштабах.

- С Интернетом писатель превращается из властителя дум в распространителя умственных вирусов?

- В общем да. Самое главное, что нельзя уже говорить о писательстве как о профессии. Если это занятие становится доступным для всех, то это уже не профессия. Дышать – не профессия. Поглощать еду – не профессия. Так же и писание становится не профессией.

- Но и в Интернете возникнет необходимость новой иерархи, новой структуры…

- Я не против Интернета. Я сам очень сильно «подсел», как теперь говорят, на Интернет. И именно поэтому я вижу, как им съедается будущее. Ты туда встраиваешься, потому что некуда деваться. Есть много профессий, которые, по сути, являются распространением информации – художественной, образной, но информации. Вы говорите, что возникнут указатели в этом море информации? Так ведь и сами по себе эти указатели – непрофессиональны.

C полным текстом интервью можно ознакомиться на сайте Деловой газеты «Взгляд»




Что-то в этом есть, хотя литераторы вряд ли согласятся. Они хлопают крыльями-гриль и насиживают яйца, сваренные вкрутую. Каждый желающий отщипывает по кусочку, обсасывает косточку и выкидывает в помойное ведро, как отработанный материал. Впрочем, некоторые о кладке не говорят вообще.
По ссылкам нахожу некую писательницу. Читаю: Приходили x, y, z. Попили пивка. Было весело. Многочисленные френды хлопают в ладоши и радуются вместе с литераторшей. Вопросы:
Какое пиво?
Сколько выпили?
Была ли закуска?
И т.д.
И т.п.
Все. И так в каждом посте.
А между тем, у человека выпущено несколько книг. А в неком сообществе то и дело мелькают предложения купить ту или иную статью на много-много букОв. А в дневнике такая хрень. Почему? Да, пишет она то, что можно тиражировать, воровать, тискать и выдавать за свое. Дать героям другие имена, и вперед. И останется литераторша без штанов, ибо доказать авторское право – это почти как луну с неба достать.
Кстати, о литераторшах. Если кто следил за Формулой красоты, помнит писательницу Хрусталеву, обещавшую в подробностях описать реальные события Формулы. Как бы взгляд изнутри. Так вот, доложу я Вам, она написала. К каждому детективу, сиротливо стоящему на полке в книжном, прилагаются пару главок из новой книги о событиях, имевших место быть. Я не буду распространяться о художественности написанных глав, скажу о детективах.
Я вполне терпимо отношусь к Донцовой, лояльно – к Устиновой, одобряю Дашкову, люблю Платову. Но Хрусталева, честно сказать, вообще никакая. Что ни фраза – то штамп. Убожество. Это настолько плохо, что я никак не могу взять в толк: как ЭТО могли напечатать? Как??? Мне было настолько стыдно за нее, что после первой прочитанной страницы книгу пришлось закрыть. И выбросить. ЭТО у меня в квартире жить не будет.


А есть другие: что ни пост, то облизываешься от удовольствия. Может быть и хочется кому-то стибрить яичко- пост, только его не продашь. Клейменое оно. Потому не покушаются.
Так-то вот…

Перечитываю еще раз интервью с Кабаковым и вижу пессимизм – открытый и неприятный. Мне не хочется верить, что ситуация настолько плоха. Этого не может быть. Потому как существуют люди, несущие золотые яйца.