February 7th, 2006

maruse4kin

хижина дяди Тома

Когда все родственники свалили в Чертаново на ПМЖ, в родительской двухкомнатной квартире для меня образовалась комната. С балконом. Маман сразу законопатила балконную дверь и сказала: «Не подходи!», потому что этаж четвертый, а я любила свешиваться вниз. Боялась, а свешивалась. Вниз головой. Когда никто не видит. И кажется, я что-то вниз кидала. Огрызки там всякие. Кинешь так, а там ребятня всякая – тусовка по современному – звезданешь кому-нибудь по кумполу, и брысь в комнату за занавеску. Спрячешься и сквозь балконные прутья наблюдаешь, как они злятся. Страшно и весело. Ага. Но это редко бывало. Чаще мне было некогда, потому что я уроки делала и на пианине играла. И мне было обидно, что они там все гуляют, а я как раб на плантации.

Кстати о рабах.
У родителей были книги. Все эти подписные издания Толстого, Льва, естественно, и Чехова в сером и болотного цвета обложках гордо наименовались библиотекой. Кажется, тогда был какой-то шкаф, в котором хранились все эти сокровища – не помню сейчас точно. Но вот четко помню, что к этим книгам меня не тянуло. Маман время от времени брала томик Чехова и делала вид запойного чтения, а я не поддавалась. Я записалась в библиотеку. В районную. Ух, ты… сколько там было книг! За стойкой восседала библиотекарша – толстая тетя в роговых очках и длинной вязаной кофте – рылась в бледно-желтых карточках, чего-то там записывала и иногда допускала к стеллажам – туда, где стояли книги для внеклассного чтения. Ууу… какие книги! К примеру, «Хижина дяди Тома». Помните? Я когда читала, просто вся изревелась.
А еще там был читальный зал. С письменными столами. А за столом стул. В читальном зале хранились настоящие сокровища: Конан Дойл, Агата Кристи, Жюль Верн. Представляете? Как возьмешь «Пеструю ленту», как уткнешься с головой – и все… мира вокруг нет. А есть только Шерлок Холмс, доктор Ватсон и эта змеюка, мать ее за ногу…
А когда за большими стеклянными окнами библиотеки смеркалось, книгу у меня отбирали: «Родители, поди, волнуются. Завтра придешь». А я: «Ой! Еще одна страничка! Ну, теть, ну, пожалуйста…»
Во как!
А сейчас что? Балконы все застеклены – и не свеситься. Огрызками не покидаешься – убьют, нафик. И библиотек чего-то не видно. Районных. А если они и есть, то таких книг, как у меня дома, там нет. Наверное. Не ходила, не знаю. Впрочем, «Хижины дяди Тома» у меня тоже нет.
Пойти купить, что ли?