Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

***

Я вчера на кладбище была. Неуютно, пустынно – на аллее ни одного человека, даже рабочих – те-то без конца снуют на минитракторах. С начала лета прошло всего-то три месяца, но деревья вымахали так, что кроны наверху образовали арку. Неба – крохотные кусочки, и из тех сыпется мелкое и мокрое. А под ногами листва – желтая, коричневая, скрюченная. Это клен радует разноцветием, будто выплеснули «каждый охотник желает знать», а он подставился – пожалуй, единственный, кто и в смерти красив. Остальные же решили обойтись без макияжа – прожили лето как получилось, пришла осень – пора умирать – все умирают, и нечего из этого карнавал делать, не масаи в Африке, поди. Единственное сходство, что вымахали, как каланчи, и кресты, как копья. А во всем остальном – натуральные крестьяне нечерноземной полосы – со стаями ворон, да тяжелой глиной. Стоят черные, мокрые и такие вечные, как памятники. Один памятник аж с девятнадцатого века в виде бюста девицы: голова в кудельках, плечи открыты. Подойти поближе рассмотреть год – дело нереальное – заборы, как пики, и могилы так часто, будто навещать некому. Никто и не ходит. Кудельки во мху, плечи в птичьем помете, год затерт – не кем-то, а вот такой погодой, что выстреливает из низкого неба холодным и мокрым.

Нынче не так часто ходят к умершим, все норовят заплатить, будто откупаются от хлопот. Впрочем, служащие кладбища рады - стараются, суетятся у богатых захоронений – тех, что на центральной аллее и ближе к колумбарию. Там все чисто: мрамор, ухоженный газон, живые цветы и аккуратный замочек – есть желание поклониться – сделай это издалека.
Как раз возле колумбария вчера хоронили теледеятеля. Собралась толпа – все, чьи головы, как голова профессора Доуэля, вещают из ящика по поводу и без. По выходу из метро прилепилась ко мне женщина: спрашивала, где кладбище. Вместе пошли. Оказалось, спешила на похороны. Пока шли, навстречу сплошь известные лица. Они ей кивали, потом мне, принимая за свою. И я кивала в ответ, здороваясь. Дошли до места похорон, я шаг ускорила – ни к чему на камерах светиться – я сама по себе, а толпа засмущалась, мол, обмишурились, постороннего человека за своего приняли. Я с цветами мимо, а в затылок дрель впилась, и до кишок, будто жирный чебурек съела, а про аллохол забыла.
Возвращалась – церемония уже закончилась. Несколько женщин, хохоча, курили. Проводили меня взглядом и снова захохотали.

Я не подошла к свежей могиле. Краем глаза увидела на кресте фотографию пожилого мужчины и плотно пригнанные друг к другу венки.
Эта могила будет ухожена – рядом с колумбарием слишком дорогие места, чтобы оставлять умерших в забвении. Но эти хохочущие дамы вряд ли когда-нибудь сюда придут. Им, как масаям, ближе другой вид похорон - те умершего отдают на съедение диким зверям. Без церемоний.
Дешево и сердито. И, главное, приходить не надо.
Не к кому.
Tags: мимоходом
Subscribe

  • (no subject)

    Я щас Вам быстренько Кошку покажу и побегу копать. Это Кошка, которую, видимо, кто-то "забыл" на даче. Я её кормлю, чешу пузо и за ушком - это всё,…

  • Жопа

    В первой половине ночи снились вставные челюсти Владимира Петровича.Особенно, та нижняя, которую он стеснительно приткнул на край раковины,…

  • О дискриминации

    Владимир Петрович не допускают-с меня до магазинов. Там же яйца, молоко и яблоки. Яблоки неважнецкие, чо уж. Те, что смотрят на вас - краснобокие,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments