Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

Определение счастья

Фильм «Доживем до понедельника» я впервые посмотрела в клубе Ткацкой фабрики им. Петра Алексеева, что находился прямо за мостом через железнодорожные пути. Клуб торчал рядом с парком, куда мы детьми иногда бегали кататься с горок. Не часто. Потому что парк и сам клуб не были нашей территорией. Это был совершенно другой район, хоть и граничивший с нашим. Нам, в подавляющем большинстве, детям железнодорожников, принадлежал другой клуб - Клуб окружной железной дороги, где мы собирались по воскресеньям на двенадцатичасовой сеанс. Кажется, билетов тогда не было вовсе или стоили они порядка 10 копеек. Наш Клуб был центром культуры, поскольку из кинотеатров - только древний «Рассвет» с фотографиями киноартистов по стенам и деревянными сидениями. Но в этот кинотеатр можно было доехать только на трамвае, проезд на котором стоил аж три копейки. Откуда у нас деньги? В наших карманах были ключи от квартиры – большие ключи, которые иногда терялись, потому что ключ - большой, а карман- маленький. «Байкала» не существовало, как не существовало дискотек и прочих прелестей. Наши «прелести» заключались в учебе, посиделках во дворе, игре в казаков-разбойников, штандер и вечных «классиков»- расчерченного на квадраты асфальта. Для «классиков» использовались жестяные круглые коробочки из-под гуталина – тяжелые от песка, потому мысы обуви всегда были стерты до белизны.

Поскольку Клуб им. Петра Алексеева был далеко – за узким и опасным железнодорожным мостом, то посещение его приравнивалось к посещению другой планеты – страшной, неведомой и требующей уважения. Ведь, приходя к кому-то в гости, – чужому и непривычному, а значит, непонятному, вы всегда проявляете уважение? Во всяком случае, не начинаете сразу устанавливать свои порядки? Правда? Так и там. Мы сидели чинно и тихо, не расстреливая щелчком указательного пальца скатанные шарики жеваных промокашек и не подсовывая обломанные ветки махровой сирени под нос каждому: «Давай, погадаем!». Мы не бегали по фойе и не гремели складными отполированными стульями в зале. Тети в синей униформе – большие и сердитые четко следили за порядком и чуть что спрашивали: «А вы откуда? Из-за железной дороги? Вас учили ТАМ как себя вести в приличном обществе?» Конечно, учили! Потому воспитанные дети железнодорожников редко посещали клуб ткацкой фабрики, предпочитая свой – родной, излазанный вдоль и поперёк, с дощатой сценой, белой экранной простынёй и без сердитых теть.

Но тогда фильм «Доживем до понедельника» шел только в Клубе им. Петра Алексеева. И только на вечерних сеансах. И без родителей – ни-ни! Поэтому я целую неделю уговаривала маму сходить на этот фильм. Представляете: в будни! вечером! вместе с родителями! пойти в кино! – немыслимо и несбыточно. Но то ли мама была тоже одержима идеей посмотреть нашумевший фильм, то ли моё бесконечное нытьё сделало свое дело, - она согласилась.

Если вы меня поднимете посреди ночи и спросите что-либо, касающееся этого фильма, я отвечу. Потому что помню его наизусть. От первого кадра до последнего. Помните, как ученики писали сочинение на тему «Что такое счастье»? Помните ответ одного из героев - мальчика, с намечавшимися усиками над верхней губой? Помните, что его основная беда – маленький рост? Помните героиню Ольги Остроумовой? Боже, как ей завидовали все девчонки, без исключения! А героя-учителя в исполнении Тихонова помните? А героиню эпизода – девочку, пожелавшую двух мальчиков и двух девочек, помните? А перемазанную сажей учительницу литературы помните? А Печерникову помните? Юную, свежую, влюбленную и наивную Печерникову? Как мы ей сопереживали! Потому что в ТАКОГО учителя не влюбиться было невозможно. Потому что никому не приходило в голову, что это – просто фильм, просто некий придуманный сюжет, воплощенный на экране, просто ИГРА.
Это была жизнь. Настоящая, натуральная, со слезами и почти счастливым концом.

Мы вышли на улицу. Освещаемые фонарем снежинки падали на пальто и таяли, оставляя влажные пятнышки. Молчали. Всю дорогу до дома молчали, - нам было хорошо, так хорошо и светло, что разговаривать не хотелось. Я была безмерно благодарна маме. И чувство этой благодарности настолько меня переполняло, что в этот момент я любила всех и все вокруг – и этот клуб, и женщин в униформе, и этот невесомый снег, и парк, и маму, державшую меня за руку, людей, спешивших домой, и саму жизнь – жизнь, где живут такие герои – близкие и недосягаемые, понятные и непонятые, романтичные и прагматичные, влюбленные и отвергнутые. Герои, которые смогли дать точное определение счастью:

Счастье – это когда тебя понимают…
************

Этот шедевр в авторском исполнении можно прослушать, загрузив чуть больше 4Мб.
http://speak2.narod.ru/dj/Monday.mp3


Live Journal User Rating


Tags: сто лет назад
Subscribe

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments