Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

"Немного смерти, немного любви"

О книге В. Аксенова "Московская сага"

«Московская сага» вызывает не просто тоску, будучи по жанру, конечно, бразильским мылом. И не только потому я смотрела этот комикс с яростью, что, в отличие от скучного и правильного романа, здесь все было липой, клюквой и туфтой. (О чем написано изрядно, не буду повторяться.) Дело в возвращении пафоса пользы «истории для быдла».

Историей для быдла является такая история, где путем предъявления джентльменского набора: немножко лагерного ужаса, немножко засилья преступного КГБ, немножко бериевского сластолюбия, немножко прелестей родовых поместий и их разорения, немножко предательства, мужской дружбы и войны плюс любовь-морковь — самая людоедская и ничем не искупаемая эпоха, на фоне которой жила и продолжает жить страна, показана как некое мифическое «сложное время». Время, в котором было много страшного, но много и хорошего, и все этак гармонично и затейливо переплеталось, что и виноватых не сыскать. В ритме «Марша авиаторов» с дивными словами: «вздымая ввысь свой аппарат послушный».
А. Боссарт

из статьи Е. Рыбас



Я бы согласилась с А.Боссарт, не будь она столь категорична в суждениях. Я вообще не люблю категоричности, ибо что категоричность, что безаппеляционность – масло масляное – не оставляют вопросов, а, значит, нет мнению оппонента. Склонность к дидактике, а в моем понимании и к авторитарности, вызывают чувство протеста, не столько внутреннего, сколь внешнего, когда на все сказанное хочется положить с прибором и послать матерно. И только понимание, что сие есть тоже категоричность, воспринимаемая часто с иронией и азартом – ну-ну! кто еще там вякнул не по делу? – и, возможно, как обида, не позволяет поступить по принципу «сам дурак». Я все время даю шанс, нет, не для отступления, для возможности понять, что правда не может быть одной на всех. И это не есть слабоволие и мягкотелость.

Принимая единую правду, неизбежна зашоренность мозгов, а, значит, исключена возможность мыслить свободно, без единообразия, не подчиняясь навязанному регламенту.

К сожалению, в данном случае – к сожалению, печатное слово обладает неким магнетизмом и внушаемостью, которые на большинство людей действуют, как сеансы Кашпировского, лепя из них натуральных зомби. Немножко лести в адрес автора – «замечательный стилист и блестящий выдумщик», кивок в сторону талантливых актеров, краткий анализ джентльменского набора, упоминание «бразильского мыла» - подстрочно, как антидепрессанта для пенсионеров, и, конечно, хождение по лезвию бритвы с Маршем авиаторов, а итог – «пафос для быдла».

Тоже, между прочим, джентльменский набор.

И если рассматривать любое произведение под таким углом, то в каждом можно обнаружить стандартное «немного смерти, немного любви» - куда ж нам без этого. Мы же люди, в конце концов. И каждый со своими тараканами.

Хорошо бы только, чтобы эти тараканы не лезли на чужую территорию.


***
«Московскую сагу» я приобрела в начале 90-х на арбатских книжных развалах. Время было мутное и суетливое. Останавливались заводы, разваливались институты, создавались финансовые пирамиды и дутые, как мыльные пузыри, банки. Одна половина населения торговала гербалайфом, другая челночила. Каждый старался обрести место под солнцем, вылавливая в мутной воде свою золотую рыбку. И тут на книжные прилавки вдруг вывалилось необычайное изобилие книг. Авторов, в основном, эмигрантов, было такое великое множество, что найти среди них «своего» было довольно сложно, ну, хотя бы потому, что для этого нужно было скупить всех.
Я и скупала.

Так были найдены Кабаков, Зиновьев, Довлатов, Губерман и, конечно же, Аксенов. Разумеется, имя мне было известно и до того, и даже кое-что читано, но вот так, свободно, безо всякого подполья, без очередей на год – впервые.

Сага была в трех томах, достались только два – второй и третий. Книги были в темном переплете и печатными страницами, напоминавшими газетные. Взяв «честное пионерское» с продавца, что на неделе будет непременно первый том, я отчалила по делам, неся книги, завернутые в вощеную бумагу, как драгоценность, случайно доставшуюся мне по наследству от невесть каких родственников. На лице блуждала улыбка, глаза пылали любовью ко всем встречным – я летела по Арбату, будто мне прикнопили птичьи крылья – ну, как же! у меня книга Аксенова! Вы слышите: Ак-се-но-ва!!!

Продавец обманул. Первый том Саги я купила уже в другой стране и вместе с ним снова прочла остальные, ведь первое, что я положила в чемодан, были книги «замечательного стилиста».
Опуская подробности, скажу, что вывезти книги мне не удалось. Потому по приезде были приобретены новые. Они и сейчас в книжном шкафу. И в любой момент я могу прочитать Московскую сагу, Остров Крым, Ожог, Москва-ква-ква и прочее.

О чем эти книги?
Так все о том же… «немного смерти, немного любви».

------------

P.S. Полностью статью Екатерины Рыбас можно прочитать здесь:http://www.whoiswho.ru/russian/Curnom/12006/va.htm
Ссылка любезно дана уважаемой sol_tat
Tags: размышлизмы
Subscribe

  • ***

    Шесть луковиц гладиолусов были приобретены в начале марта и обещали при материнском уходе вырасти во взрослых особей с гламурной расцветкой, кою я…

  • Сказка про Золушку

    На корпоратив все дамы были отпущены в два часа. До семи полагалось посетить парикмахера, визажиста и личного стилиста, потом загрузиться в…

  • Женские истории

    Не особо вдаваясь в историю вопроса, скажу, что все женские истории, которые я собираюсь выкладывать время от времени, подлинные. Речь ведется от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments