Татьяна Юрьевна (maruse4kin) wrote,
Татьяна Юрьевна
maruse4kin

Многие знания - многие печали

Я теперь знаю, почему непризнанные художники так причудливо одеваются. Это сакральное знание пришло ко мне после посещения салона, где приобретаются краски, бумага, холсты, кисти, подрамники и куча всякой лабуды, столь необходимой для выражения. Не важно какого: внутреннего ли я, своих или чужих идей, примитива или точной копии шедевров. Пусть даже кошмарных граффити на стенах в виде «ЦСКА – КОНИ» (или «мясо»?) или Зенит – чемпион.
Почему? Объясняю.
Все эти штучки-дрючки имеют запредельные цены. Особенно, импортного происхождения. Скажем, небольшая баночка итальянской краски стоит порядка трехсот рублей. Кисть из беличьих хвостиков – больше ста. Бумага… А она разная. Мало того, что бумага есть разных цветов, так она еще разной фактуры, качества, плотности и черт его знает чего. И стоимость всего этого тоже ого-го.
Холсты есть на метраж, есть уже натянутые на подрамник, грунтованные и безо всего. И есть куча всяких разбавителей, закрепителей, лаков и того, чего я не усмотрела.
Чтобы это приобрести, нужно иметь довольно таки солидный кошелек или спонсора, оплачивающего вашу прихоть. Ежели нет ни того, ни другого, вы либо поставите большой крест на могиле ваших фантазий, либо будете одеваться в секонд – хенде и перебиваться жидким чаем.
Есть еще один выход: рисовать ноготки в керамической вазе – по десятку на дню - и быстренько все это реализовывать. Как реализовывать – не знаю. Потому что у багетных мастерских есть свои художники, состоящие на службе и получающие зарплату. Художественные салоны ноготки не возьмут – им нужны шедевры, пусть и только с их точки зрения. А уличные торговцы предпочитают иметь дело с проверенными людьми, пишущими на заказ. Остается - по знакомым. А много ли таких знакомых, интересующихся вашей мазней?
То-то…

Так что, прежде, чем чего-то желать, нужно очень хорошо подумать: а потянете ли вы в дальнейшем все бремя расходов? Готовы ли перейти с наваристого борща на постный капустный супчик? Готовы ли вы перейти на антресольный винтаж вместо приличной одежды?

И еще…
Книги. Книги тоже стоят бешенных денег, и уверяю вас, что большинства из них в инете нет. Потому халявы не предвидится. А если и есть, то изучать с экрана монитора все, что понаписали маститые товарищи не очень-то удобно.
С другой стороны, нужно ли все это читать?
С большим трудом, на форуме одного Б-гом забытого сайта раскопала ссылку на Уроки. 16 Lessons in Color Theory. Мало того, что уроки на английском языке, а, значит, требуют перевода, еще и после прочтения возникает чувство собственной ущербности.
Вот, скажем, небольшой отрывок из одного урока. Прошу не обращать внимания на буквальный перевод. Смысл здесь донесен, и это – главное:

Поскольку Вы можете видеть, цвет вряд ли будет иметь одно твердое значение. фактически, может быть более точно сказать, что цвет имеет разнообразие коннотаций - или подразумеваемых значений - о котором зритель может думать сознательно или подсознательно. Символические картины не являются столь же фешенебельными сегодня, как они имели обыкновение быть. Однако, цвета имеют их коннотации, и большинство людей изучило эти коннотации в их детстве, так же, как они изучают предубеждения и суеверие. Очень много зданий имеют их четырнадцатый пол прямо выше двенадцатого, потому что бесчисленные люди рассматривают тринадцать неудачное число, и не жили бы на тринадцатое наводнение, или в комнате, номер тринадцать. Многим людям, черным - неизменно цвет смерти. Художник может или, возможно, не быть суеверным; он, возможно, не верит в фактические значения цветов; но он должен рассмотреть цветные коннотации, когда он красит. Общепринятые значения цветов часто имеют отличное опирание на симпатию, или неприязнь к живописи.

Это же не урок! Это же «Система вещей» Жана Бодрийяра!

Или вот:

Алый, желто-красный оттенок очень высокой насыщенности, является также признаком достоинства и высоко занимать место. Первоначально, это было своего рода персидское тонкое сукно, используемое для палаток и флагов. Ткань часто окрашивалась этой специфической краснотой и, в конечном счете, название ткани стало синонимичным с цветом. Алый, однако, также применен в оскорбительной манере, женщинам плохой репутации.

В общем, это играем, играем, это – не играем, здесь жирное пятно. То ли превозносить, то ли оскорблять… Рисовать или не рисовать…

Такое же чувство посетило меня после прочтения труда Норы Галь «Слово живое и мертвое». Мне казалось, что любое, мной применяемое слово, есть канцелярит чистой воды. И это знание напрочь отшибло желание писать. А, если я что-то и написала, то утром, глядя на монитор, понимала, что сие есть ночной кошмар в кубе, извлеченный из корня квадратного, стертая логарифмическая линейка, размазанная по оси синусоида шизоидального бреда. Короче, канцелярит.

Страшно сказать, но чем больше я читаю литературы по живописи и рисунку, тем страшнее мне подойти к этюднику.
А там, между прочим, уже и набросок есть…

Во истину: многие знания – многие печали.
Tags: размышлизмы
Subscribe

  • Пару слов о менджменте

    Как-то мы с Вовкой закрывали очередной гештальт, смотавшись на «кольцо». Это мелкий Садовый центр, который стыдно писать с заглавной. Ну,…

  • Нелюбовь.

    Мафусаил, по родственному Маська, по-прежнему дикий, как лошадь Пржевальского в прериях Амазонки. Чтобы погладить, заглянуть в болотные глубины глаз…

  • Условно, огурец.

    За каким-то лешим вписалась в группу Садовод, а заодно и во все другие, начинающиеся с садо-. Типа, я такая же, типа, вместе по жизни, типа, мы по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments